дядя Вова (uvova) wrote,
дядя Вова
uvova

РУССКИЕ "МЕХОВЫЕ" ВОЙНЫ. Часть I: война с чукчами

русские пушные войны, русско-индейская война, война против чукчей

Все знают том, какие жестокости творили американцы в отношении индейцев, когда захватывали их земли, продвигаясь вглубь материка. Но сколько индейцев уничтожили русские, когда завоёвывали Аляску на рубеже конца XVIII - начала XIX веков в погоне за пушным зверьком? А сколько было истреблено чукчей и других коренных жителей Сибири?

1. Мягкая валюта

Многие не в курсе, но с давних времён великая российская империя расширялась, ориентируясь на ареал распространения маленьких пушных зверьков. Именно желание добывать как можно больше собольих шкурок лежало в основе беспримерного в мировой истории географического расширения российского государства, которое менее чем за 60 лет передвинуло свои границы от Уральского хребта до Тихого океана, увеличившись более чем на 10 млн кв. км, что превышает территорию современных США или Китая. Аналогичный путь от атлантического до тихоокеанского побережья янки прошли почти за 250 лет. Причем покорение Сибири происходило не силами государства (да это было и невозможно при тогдашнем транспорте и логистике), а стараниями небольших отрядов звероловов и сборщиков ясака.

Начиная примерно с IX–X веков, когда восточнославянские племена были вовлечены в международный товарооборот, меха стали основной статьёй вывоза из Руси. Арабские и византийские купцы, а затем и торговцы из Западной Европы высоко ценили русскую пушнину из-за её хорошего качества и редкости меха. В связи с этим мех ценился дорого и являлся предметом роскоши. Знатные и богатые люди демонстрировали престижное потребление, нося меховые наряды, недоступные простолюдинам. Недаром символом королевского величия стала горностаевая мантия. Кроме того, лёгкие и прочные шкурки белок и куниц служили теплоемким и удобным материалом для изготовления зимней одежды, в том числе домашней. В то время отопление жилищ было энергозатратным мероприятием. Люди постоянно мёрзли в своих домах, т.к. очаги обогревали лишь малую их часть, особенно в просторных замках аристократии.

русские пушные войны, русско-индейская война, война против чукчей
Жак де Сев. Сибирская серая белка. Гравюра на меди. 1789г.

Бюджет Киевской Руси во многом строился на торговле пушниной. Мехом взимали дань с покорённых племён и пошлину с торговых людей. В язык прочно вошли термины, свидетельствующие о значении пушнины. Это и русское слово для четырёх десятков — «сорок» (этой мерой исчисляли количество шкурок), и исторические названия денег — куна (от куньего меха), векша (от беличьего меха), веверица (горностай), резана. И даже нынешняя непрезентабельная «рухлядь» происходит от «мягкой рухляди» — тогдашнего именования пушнины.

Мехов требовалось много — на одну шубу уходило до 400 беличьих шкурок, почему их вывозили бочонками, куда вмещалось до 12 000 единиц.

Белка, она же векша и мысть, была наряду с куницей главным промысловым зверем на Руси. Именно в её лесах водились самые пушистые белки, точно так же как наша куница-желтодушка имела более ценный мех, чем белодушка из Южной и Западной Европы.

Малый ледниковый период, достигший пика низких температур после 1560 года, вызвал увеличение спроса и рост цен на меха. Одновременно на середину XVI века пришёлся и наплыв серебра в Европу из Америки, создавший избыток наличности.

К этому времени белка и куница как меховые зверьки утратили свою ценность. Главным объектом промысла стал соболь. Его шкурки были гораздо больше беличьих, а носкостью и красотой превосходили куньи. Соответственно, на шубу шло от 40 до 80 собольих шкур. В XII–XIII веках основной охотничий ареал располагался в северной Руси, на территории современных Архангельской и Вологодской областей (эти земли были освоены русскими сравнительно поздно, почему ранее соболя и не знали). После истребления там зверька охотники стали передвигаться на Восток.

Главный рывок к расширению территории России произошёл XVI-XVII столетия. Подобно тому как Великие географические открытия XV–XVI веков стали следствием потребности европейцев в пряностях и желания покупать их без посредничества восточных купцов (Васко да Гама и Магеллан плыли на восток и запад вовсе не из научного интереса, а отыскивая кратчайший путь к специям), так и зауральская экспансия Руси явилась результатом великой гонки за соболиным мехом.

Казаки и зверопромышленники выполняли ту же роль, что и конкистадоры в Америке. Европейцы, не найдя в «Индиях» пряностей, переключили свое внимание на золото и в погоне за ним покорили Новый Свет. Как золотые россыпи манили Кортеса и Писарро, так и мягкая рухлядь влекла Ермака, Пояркова, Дежнёва и других.

Изменились и внешнеэкономические условия. В 1553 году в Белом море появились суда англичан, и Ричард Ченслер получил от Ивана Грозного грамоту на беспошлинную торговлю и основал «Московскую компанию» (кстати, первое акционерное общество в истории) для торговли с Русью. Для Москвы англичане стали спасением, ибо из-за Ливонской войны пушная торговля при посредничестве Ганзейского союза оказалась под ударом. Также крупнейшими покупателями русского меха были голландцы и немцы.

русские пушные войны, русско-индейская война, война против чукчей
Российские послы несут шкуры в дар императору Священной Римской империи Максимилиану II от Ивана IV.

2. Присоединение Сибири

Покорение Сибири Ермаком стало абсолютно закономерным шагом, сделанным ради пополнения бюджета, — соболь до Урала был быстро истреблен, хан Кучум платил дань Москве всего по 1000 соболиных шкурок в год, но затем и вовсе перестал. Его Сибирское ханство было основано на торговле мехами. Ханты и манси платили ясак пушниной, которую вывозили в основном бухарские купцы. Ермак, разбивший Кучума в 1582 году, продолжил его политику, собирая дань мягкой рухлядью, за счёт чего смог отправить Ивану Грозному в дар 2400 соболей. Освоение Сибири шло именно северными, таёжно-тундровыми путями, а не по югу, где имелись плодородные земли и климат был мягче. Тогдашняя столица Сибири Тобольск находится в таежной зоне. Сургут, лежащий среди комариных болот, освоенный заново только в 60–70-е годы XX века, когда начался нефтяной бум, был основан русскими первопроходцами еще в 1594-м. Далеко на севере находились такие ключевые центры, как Обдорск, Березов, Туруханск, Верхоянск. Это было связано с тем, что расселение русских по Сибири шло вслед за пушным зверем, которого перебивали очень быстро. Настоящим подвигом стало основание города Мангазея за полярным кругом, куда добирались торговцы пушниной не только сухопутным, но и морским путем. Так что заполярные Воркута и Норильск имеют за собой традицию, уходящую в глубь веков.

Перечисленные города служили не только торговыми факториями, но в первую очередь центрами сбора ясака. В отсутствие государственного аппарата, путей сообщения, при гигантских расстояниях, кочевом образе жизни новых подданных сбор налогов натурой, а именно шкурами зверей, был единственно возможным вариантом пополнения государственной казны.

русские пушные войны, русско-индейская война, война против чукчей
Туземец-охотник из Сибири. Иллюстрация из книги датского путешественника Эверта Избранта Идеса, опубликованной в 1706 году.

Доходы от сделок с сибирской пушниной составляли в XVII веке около четверти всех доходов казны — 600 000 рублей. Ясачными мехами ведал Сибирский приказ, при нём была создана Соболиная казна. Купцы же закупали меха у ватаг промышленников — вольных звероловов, естественных конкурентов сборщиков ясака.

История русской меховой торговли в XVII–XVIII веках — это не только постоянная территориальная экспансия, но и борьба казны с частным предпринимательством. Царское правительство вводило всевозможные запреты и ограничения для купцов на скупку (например, у аборигенов) и вывоз мехов. Суть его политики в пушном деле заключалась в сосредоточении в своих руках денежных потоков для получения сверхдоходов. В конце концов в 1697 году ввели государственную монополию на ценные меха.

Иностранцы могли покупать пушнину только у государства, им запрещалось ехать вглубь России. Лучшие собольи шкурки полагалось сдавать в казну (как ясак или отдавать по установленным ценам), а для частной продажи оставался лишь второй сорт. Въезд и выезд из Сибири для купцов был разрешен только по одному пути — через Верхотурье, где находилась таможня, на которой обозы подвергались тщательному досмотру. Разумеется, запреты порождали желание их обойти. Взяточничество воевод процветало. Никакие репрессии не помогали, первый сибирский губернатор князь Матвей Гагарин был даже повешен за злоупотребления в присутствии Петра I, но обман казны продолжался.

3. Война Российской империи с чукчами

Присоединение Сибири к России принято связывать с походом Ермака в конце XVI века. Однако процесс покорения восточно-сибирских земель продолжался еще почти 200 лет. В 1697 году Петр I издаёт указ о монополии соболиной торговли и присоединении новых земель, богатых соболем. К 1720 году во всей Сибири совершенно непокорённой оставалась лишь территория населенная чукчами, ограниченная с запада и юга реками Чаун и Анадырь и равная по площади современной Германии.

В то время численность чукчей составляла примерно 10000 человек, занятых оленеводством и морским зверобойным промыслом. Уровень их технического развития соответствовал неолиту. Наконечники копий и стрел изготовлялись из кости и камня (кремня, обсидиана, горного хрусталя). Были у чукчей и доспехи из моржовой кожи и костяных пластинок. Лишь редкие воины обладали железными копьями и панцирями, купленными, вероятно, у тунгусов. При необходимости чукчи сооружали укрепления из нарт, поставленных друг на друга в три яруса и засыпанных камнями. Подступы к таким крепостям "минировались" капканами и ловушками. Чукчи не представляли собой какого-либо объединения, не было у них даже родовой организации. Каждое стойбище жило своей жизнью, иногда объединяя усилия с другими стойбищами для охоты или войны. Уже первые столкновения русских с чукчами в низовьях р. Колымы, продолжавшиеся всю вторую половину XVII века показали их отличие от других народов Восточной Сибири.

русские пушные войны, русско-индейская война, война против чукчей
Чукотские лучники в ламеллярной броне из костяных пластинок.

В 1727 году дело покорения Чукотки берёт в свои руки правительствующий Сенат. Формируется секретная дальневосточная экспедиция для поиска путей к Большой Земле – Америке и приведения в подданство всех «немирных иноземцев», живущих на этих путях. Подготовленный сенатом указ подписывает Екатерина I. Таким образом, вопрос о войне с чукчами был решён на самом высоком уровне.
В том же году на Чукотку отправили экспедицию численностью в 400 солдат и казаков во главе Шестакова и Павлуцкого. Не смотря на указания Сверху "о призыве в подданство немирных иноземцев без кровопролития", по словам историка Александра Зуева «походы на Чукотку в 1730—1740-х годах имели чисто карательный характер», а Павлуцкий, вопреки всем указаниям, действовал исключительно с помощью подавления и устрашения. После таких действий доверие чукчей к русским было подорвано.

Шестаков отбыл из Санкт-Петербурга и только через 2 года добрался до Охотска. По плану его команда должна была морем обогнуть Камчатку, подняться по р.Анадырь до Анадырска и соединиться с командой Павлуцкого, которая следовала на нартах из Якутска. Однако корабли попали в бурю, их разметало и часть команды погибла. Сам Шестаков с 80 людьми высадился на берег недалеко от Тауйского острога. В Тауйске он пополнил отряд тунгусами и ламутами и двинулся к Анадырску по суше. В марте 1730 года этот отряд был разбит чукчами при Егаче, более чем в шестистах километрах от границ "чукотской земли". Сам Шестаков погиб.

Чукчи, несмотря на то, что могли противопоставить мушкетам и саблям лишь стрелы и копья с костяными наконечниками, оказывали русским отрядам ожесточённое сопротивление. Отряду Павлуцкого чукчи дали три крупных сражения, но понесли в них серьёзные потери. По сообщению участников похода было убито от 790 до 1450 чукотских воинов. Это были действительно крупные, по дальневосточным меркам, столкновения, в которых с обеих сторон участвовало порой свыше тысячи вооруженных людей. После поражений, чукчи наконец отказались от нападений на русские отряды, перейдя к партизанским действиям.

После полугодового марша по побережью Северного Ледовитого океана войско Павлуцкого возвратилось в Анадырск. Были взяты в плен 300 чукчанок, но до крепости дожили лишь 13. Из 12000 угнанных русскими оленей в острог привели лишь 500, остальных съели по дороге. Среди трофеев были 12 железных панцирей, один из которых сейчас хранится в Кунсткамере Санкт-Петербурга. Чукчи в результате этого похода потеряли десятую часть своего народа.

русские пушные войны, русско-индейская война, война против чукчей

В своих донесениях Павлуцкий жаловался, что хлебное довольствие и жалование казакам не платят уже два года и им приходится жить охотой на диких оленей. В то же время он писал, что Чукотка бедна соболем, намекая на невыгодность войны. В ответ Сенат требовал брать ясак моржовым клыком. Поход, организованный через два года тоже не имел успеха.

Во время следующего похода 14 марта 1747 года в битве при реке Орловой близ Анадыря чукчи вновь напали на отряд Павлуцкого. С русской стороны в сражении погибли сам майор, 40 казаков и 11 коряков. К тому же чукчам удалось захватить оленей анадырского гарнизона, оружие, боеприпасы и снаряжение отряда Павлуцкого, в том числе одну пушку и знамя. Сенат и Сибирский приказ спешно приняли решение о переброске в Анадырь дополнительных войск.

После этого поражения походы вглубь чукотской территории не предпринимались, хотя постоянный гарнизон Анадырского острога был доведён до 540 человек. Российская Империя перешла к обороне.

В чукотских преданиях осталась память о Павлуцком, который именуется - "жестоко убивающий Йэкуннин": он убивает женщин и детей, пытает пленных, хочет истребить всех чукчей и посылает "солнечному начальнику" нарты, груженные шапками убитых. По преданию он был взят в плен, подвергнут мучительной казни, а его голову возили по стойбищам. На самом деле тело Павлуцкого осталось у русских и было похоронено в Якутске.

Столкновения чукчей с российскими экспедициями продолжались долгие годы. Кроме того, отряды чукчей совершали дальние набеги, вырезая местное население (стойбища коряков и т.д.)

В 1755 году комендант Анадырска Шмалёв принял решение построить 6 крепостей по пограничным рекам. Но осуществить это строительство он не успел. От иркутского генерал-губернатора пришла инструкция, которая предписывала идти на уступки чукчам и "приводить их в ясачное подданство более ласкою, нежели силою". Были проведены первые мирные переговоры с чукотским предводителем Харгититом, состоялся обмен пленными. Чукчи даже согласились платить ясак при условии: заложников не брать, крепостей на их земле не строить. Чукчи прекратили нападения на русских, но в дальнейшем столкновения возобновились, хотя и в меньших чем раньше масштабах.

После ревизии, проведённой в Анадырске в 1760 году, выяснилось, что что расходы на ведение войны превзошли доходы от ясака и трофеев почти в 50 раз. Вскоре Сенат издал указ о ликвидации острога и прекращении войны. Этот указ был утверждён Екатериной II только через 2 года, практически же осуществлён ещё через 5 лет, вследствие дальности расстояния и канцелярской волокиты. Путь от Санкт-Петербурга до Анадырска занимал 2 года (в один конец). "Гарнизон и гражданское население (более 1000 человек) перевели в Нижнеколымск и Гижигинск, крепость сожгли, церковь разобрали и перенесли в Нижнеколымск, на 600 км западнее. Анадырск просуществовал 122 года. По сибирским меркам XVIII в. он был довольно большим городом – столько же населения проживало тогда в Красноярске (около 1000 человек). После того, как форпост русской власти на северо-востоке Сибири перестал существовать, чукчи вторглись на Анадырь, выгнав коряков на Гижигу, а юкагиров — на Колыму.

Таким образом, Российская Империя победившая в войнах XVIII века Швецию, Пруссию Фридриха Великого, Турцию и уничтожившая Польшу потерпела поражение от чукчей.

Вскоре появление у берегов Чукотки английских и французских экспедиций заставило власти Российской империи снова задуматься о безопасности этого края. В 1776 году Екатерина II подписала высочайшее повеление о принятии чукчей в российское подданство, а также указ об установлении 30 железных гербов в Беринговом проливе для подтверждения того, что это территория Российской империи. Действуя уговорами и подкупом, русские добились значительно большего. В марте 1778 года стараниями коменданта Гижигинской крепости капитана Тимофея Шмалева и сибирского дворянина, крещёного чукчи Николая Дауркина с «главным» тойоном Омулятом Хергынтовым был заключен договор о принятии чукчами русского подданства.

Чукчам даровались широкие права, так по указу Екатерины чукчи освобождались от ясака на 10 лет и сохраняли полную независимость во внутренних делах. Привилегированное положение чукчи сохраняли и позже. По «Уставу об управлении инородцев» 1822 года, чукчи жили по своим законам и судились собственным судом, а ясак — шкурка лисицы с лука (то есть с мужчины) — платился по желанию.

Для "сохранения лица" Россия делала вид, что владеет Чукоткой, а другие державы делали вид, что признают это. На всех картах Чукотка обозначалась российской аж с середины XVII века, со времён плавания Дежнёва. Однако в своде законов российской империи были следующие статьи: "чукчи народ не вполне покорённый, на своей территории управляются и судятся по собственным законам" и "ясак платят количеством и качеством какой сами пожелают и когда пожелают".

Впрочем, с помощью меновой торговли предприниматели научились выманивать у чукчей гораздо больше, чем с помощью налогов.

Лишь в 1912 году появилась на Чукотке российская администрация – семь человек, но она воспринималась, быстрее всего, как одна из торговых факторий. А действительно Чукотка вошла в состав России только при советской власти в конце 1920-х годов.

* * *

Однако, вернёмся к апогею русской пушной торговли - в середину XVII века.

Продолжение: РУССКИЕ "МЕХОВЫЕ" ВОЙНЫ. Часть II: покорение Аляски


#чукчи, #индейцы, #пушнина
Tags: #индейцы, #пушнина, #чукчи, война, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

promo uvova november 27, 2016 01:12 30
Buy for 10 tokens
..Лет тридцать назад в моём доме двумя этажами ниже жил один интересный персонаж: вышедший на пенсию доктор математических наук, умнейший мужик, довольно крепкий и здоровый для своих лет. Звали мужика Серафимом. Он никогда не был женат, потому что всю свою жизнь дико и беспробудно бухал. Жил очень…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments