дядя Вова (uvova) wrote,
дядя Вова
uvova

Вариация.

Мечтал я попасть в когорту
Озорных московских гуляк
И вот старый, облезлый, потертый
Бреду в дешевый кабак.

«Путинки» здесь сто граммов
Стоит всего сто рублей,
Не много таких шалманов
Осталось в Москве моей.

Я в этом логове жутком
Не требую карту вин
С пустой душой и желудком
Беру дежурный графин.

А когда остынут пельмени,
И опустеет стакан,
Меж столами подобно тени
Девичий движется стан.

И кажется, что играют
На сотнях скрипок смычки,
И рты раскрыв, замирают
Вокруг алкаши и торчки.

И словно чайная роза
На фоне слепого окна,
Приняв изящную позу,
Садится у стойки она.

Берет себе воду без газа,
Бросает задумчивый взгляд.
За столиками без приказа
Смолкает навязчивый мат.

Заплеванное заведение,
Здесь явно не место для Вас,
И что-то вроде виденья
Всплывает со дна моих глаз.

Роллс- ройс ослепительно черный,
Тяжелые ткани гардин,
Бискайские серые волны
И масло парижских картин.

Белая яхта в Ницце,
Лакей с подносом вина…
Позвольте к вам обратиться
С самого, самого дна.

Мадам, мое сердце разбито.
В бессонной похмельной ночи
Я видел, Вас любят бандиты,
Чиновники и богачи.

Я видел, пленительно-грубый
Ходок, скандалист и нахал
Взасос Ваши сладкие губы
Лобзал ФСБ генерал.

Все звали его экселенцем,
А он называл Вас Жюли,
А может быть даже с чеченцем
Вы ночью той знойной ушли.

Мадам, полюбите мальчишку
С густой сединой у висков,
И я подарю Вам книжку
Моих запрещенных стихов.

И пусть грязна моя майка,
И пусть не высок мой рост,
В Фейсбуке полтыщи лайков
Собрал мой последний пост…

Никого между нами
В опустевшем вдруг кабаке,
Потрескавшимися губами
Тянусь я к ее руке.

И тут же смолкают скрипки
И только трубы горят,
И вместо ее улыбки
Сосед говорит мне – Брат.

Закусывай, вот тарелка,
Не надо было частить,
А то, похоже, что белка
Пришла тебя навестить.

А я задыхаясь от боли
Гляжу на подлый обман
На липкий, знакомый столик
На галдящий шалман.

Такая уж злая судьбина
На веки мне суждена,
И veritas вовсе не в vino,
А в водке дешевой она.

18.08.2015
(с) Всеволод Емелин
Tags: Всеволод Емелин, алкоголизм, поэзия
Subscribe
promo uvova november 27, 2016 01:12 30
Buy for 10 tokens
..Лет тридцать назад в моём доме двумя этажами ниже жил один интересный персонаж: вышедший на пенсию доктор математических наук, умнейший мужик, довольно крепкий и здоровый для своих лет. Звали мужика Серафимом. Он никогда не был женат, потому что всю свою жизнь дико и беспробудно бухал. Жил очень…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment